vare4ka70 (vare4ka70) wrote,
vare4ka70
vare4ka70

Categories:

Смерть в Италии

Коммунальные кассы нашего городка тоскливо пусты. Об этом не устают повторять представители власти, оправдываясь за повышение тарифов на школьные обеды и за незалатанные выбоины на дорогах. Кризис, сами понимаете.  Закрылись    предприятия,  почти перестали строиться новые дома, безработные сидят дома, считают копейки, ругают правительство и злобно завидуют госслужащим, единственным, кто уверен в завтрашнем дне.
     Однако, в администрации нашего города сидят люди культурные, понимающие, что не хлебом единым жив человек.  Тем более, скудный бюджет все равно выдает денежку и на культуру -  так, мелочь,  несколько десятков тысяч евро, на них едва ли прокормишь пару семей.  Небольшое отступление: с культурой у нас дела обстоят, по моему скромному мнению человека, не тяготеющего к прекрасному, вполне сносно. Конечно, все силами добровольцев и любителей.  Но, при желании, человек всегда может попеть в хоре, поучиться музыке,  подискутировать в каком-нибудь клубе на волнующие его темы и, если уж совсем приспичит, в  течение получаса доехать до Милана и там уже всерьез предаться культурному экстазу.
     Но это мое обывательское мнение. У правящей коалиции имеется навязчивая идея превратить наш город в Нью-Васюки.   С этой целью, например, в эти дни тут было решено провести фестиваль национальной значимости, потратив на его организацию последнюю культурную копеечку.  Тема фестивала выбрана как нельзя удачно (учитывая нынешние времена) - смерть. С этой целью в наши края были призваны малоизвестные широким слоям населения писатели, режиссеры, критики и еще один мужчина, ставший знаменитым после того, как добился, чтоб его дочери, находящейся в коме, отключили системы жизнеобеспечения.  Эти люди, путем встреч, дискуссий, просмотров авторских фильмов и прочей демагогией, должны напомнить нам всем, что смерть неизбежна, ибо  народ теперь решил, что будет жить вечно.
     Не знаю, на какой планете живут здешние интеллектуалы, чтобы простодушно заявлять, что люди здесь перестали думать и говорить о смерти.  И даже опустим грустную главу  самоубийств, которые в последнее время совершаются тут с завидной частотой. Кто когда-нибудь посещал итальянские кладбища, поймет, о чем я говорю. Те, кто там никогда не был, должны знать, что, наверное, никто больше католиков не носится так со своими мертвыми.  Именно на местном кладбище меня впервые посетила жуткая тоска от мысли, что, возможно, я тоже займу здесь свою нишу -   одну из тех, что располагаются в уходящих под подолок стенах  и в которые помещаются гробы с их печальным содержимым.
     В Италии  трудно превратиться в прах, чисто по техническим причинам. Разве что предать дорогое тело кремации, что постепенно становится модой, создавая нескончаемые очереди в крематории.  В противном случае участь Йорика больше никому не уготовлена. Гроб либо затыкают в одну из многочисленных ниш (самое экономичное захоронение),  либо же укладывают в могилы, но могилы в большинстве своем являются оборудованными подвальными помещениями, куда покойники помещаются только на определенный срок. В обоих случаях всем известные процессы будут совершаться в герметично закрытых гробах, без всякого романтического контакта с почвой.  Даже если существует  традиционное захоронение с помещением гроба в землю, это все равно не даст вам права покоится там вечно. По истечении шестидесяти лет вас оттуда вынут, переложат бренные кости в коробочку и отправят в колумбарий - дожидаться второго пришествия.
     Но в тот период, пока дорогой усопший покоится на кладбище согласно традиции, он удостаивается порой такого внимания, которое не всегда имел и при жизни. Во-первых, памятники. Из гранита, мрамора, со скорбящими Мадоннами и скульптурами Христа в человеческий рост. Скорбь художественная настолько успешно отражена в камне, что в сравнении с ней скорбь человеческая блекнет и становится какой-то невыразительной. Во-вторых, цветы. Когда, 2 ноября, здесь праздную День мертвых, на кладбищах разбушевывается цветочная феерия: каждому усопшему приносят как минимум по бадье с разросшимся кустом хризантем или хотя бы горшочек с цикламинами, если усопший уже обретается в мелком отделении колумбария.
    Люди чинно прохаживаются по геометрически совершенным кладбищенским пространствам, навещая тетушек, почивших в начале прошлого века,  двоюродных пра-прадедушек, павших на Первой мировой войне, не забывая при этом зайти к мужу  соседки или к свояченнице коллеги по работе -  обдать круг почета является долгом и доброй традицией. Мертвых любят и помнят со очень большим рвением.
Смерть здесь в почете - может, оттого, что люди здесь в большинстве своем еще твердо уверены, что продолжат свой жизненный путь на том свете. Об этом, кстати, постоянно упоминается и во время еженедельных месс, я бы сказала, до неприличия постоянно - с моим светским подходом к жизни, меня это все равно коробит, хоть некоторая привычка уже выработалась.
    Догадываюсь, о чем будут точить лясы все эти вышеупомянутые уважаемые люди, участники фестиваля про смерть - наверное, опять поднимут разные темы различной степени этической тяжести, которые так дороги европейской интеллигенции.
Тем не менее думаю (и со мной большое количество обескураженных граждан), что тридцать тысяч евро из бюджета можно было потратить на более нужные вещи.
Церковь, надо отдать ей должное, пока еще лучше всех справляется с данной темой. За бесплатно.






Subscribe
promo vare4ka70 august 19, 15:48 71
Buy for 20 tokens
Сезоны здесь считают астрономически, не календарно, поэтому лето заканчивается не первого сентября, а где-то в двадцатых его числах. Август - период отпусков, обязательных и желанных. К середине августа города пустеют - все перебираются в места отдыха, а кто вынужден остаться в городе, тем не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments