vare4ka70 (vare4ka70) wrote,
vare4ka70
vare4ka70

Дедуня

                                                                           
                                                                           File0001
Мой дедуня дошел до Берлина. На фронт он отправился добровольцем, туда его взяли писарем. Звучит, конечно, совсем прозаично, но он уже был непризывного возраста и к тому же плохо видел на один глаз, зато умел грамотно писать красивым почерком. Он  рассказывал о войне очень мало: не сажал на колени внуков и не пускался в воспоминания о собственных доблестях, как на картинках в детских книжек. Он вообще  разговаривал очень мало и по делу.
Тем не менее, в нашей семье с упоением любили перессказывать историю о том, как дедуня, будучи уже в Германии, в одиночку сумел взять в плен прятавшихся в лесу недобитых немцев. Вроде как он, скрываясь за деревьями и выкрикивая то оттуда, то отсюда грозные команды типа "Сдавайся, руки вверх", смог обмануть фрицев, заставив их поверить в то, что они окружены. Правда ли это? Выдумка ли? А какая теперь разница.

Из Германии дедуня привез трофейный сундук с вышитыми салфетками и скатертями, а также баян с перламутровыми вставками. Мелочи, по сравнению с другими добытчиками, никаких пианин и картин с золотыми рамами. Скатерти были тяжелыми и добротными, и украшали стол в большой комнате. Баян прослужил почти пятьдесят лет, развлекая частые застолья и терпя лапищи моих дядек-певунов.
От войны также остался солдатский котелок - в него было удобно собирать шелковицу. На котелке были выцарапаны разные слова, какие, уже не помню, но помню, что я всегда смотрела на них с благоговением - они казались таким вечным посланием из прошлого. Мне нравилось представлять, как дедуня ест из котелка свою порцию горячей перловки на фоне берлинских развалин, это была комфортная мысль.

Когда дедуня был в хорошем настроении или подпитии, а со временем эти условия стали неразрывны, он вставлял в разговор немецкие словечки. Приходил домой подшофе и говорил всем" "Хенде хох!" Когда бабуня в гневе спрашивала: "Где напился, черт старый?",  отвечал "Нихт ферштеен". За едой говорил также "Дайте мне мессер, нарезать хлеб". Мессер ему давали с неудовольствием, потому что он любил ловить мух и давить их пальцами, а мыть руки  забывал. Мама иногда робко предлагала ему отгонять мух просто так, без давли, на что дедуня сердито спрашивал "Что, мух жалко?"
Еще он любил называть все военными чинами. Например, "товарищ полковник" или "товарищ генерал". Моего папу, своего любимца, он называл "товарищ генерал". Мой дядька, жуткий ревнивец, всегда на это обижался - ему обычно доставалось звание подполковника, и он считал это несправедливым.

В шифоньере висел парадные дедунин пиджак с орденами и медалями. На моей памяти он надел его пару раз, и только для того, чтобы папа смог его сфотографировать на память потомкам. Потомки, в лице одного моего дядьки,  в 90-е годы обменяли медали на водку, хоть в этом никогда и не признались.
Как ветеран, дедуня имел какие-то льготы, о которых никто не знал, потому что он ими не пользовался. Единственный раз, когда в универмаге ветеранам продавали женские банные халаты, мама слезно выпросила дедуню воспользоваться своим статусом. Дедуня долго упрямился, но потом-таки выкупил шикарный халат в полоску, который я потом носила с большим удовольствием.

Поскольку дедуня когда-то был знаменитым на весь поселок бухгалтером, его часто звали в магазины помочь с ревизией. Он уже был на пенсии и делал вид, что такие просьбы ему докучают, но по первому же зову брал под мышку старые почерневшие счеты и бегом отправлялся на помощь. Особенное удовольствие ему доставлял тот факт, что молоденькие продавщицы с калькуляторами постоянно путались в отчетах и делали кучу ошибок, которые он лихо разгребал, стуча костяшками счет и бурча о никчемности современных технологий.
На 9 мая я всегда подписывала дедуне открыточку, а мама собирала посылку с подарками. Подарки были спартанскими: новый комплект черных семейных трусов и синих маек и  пряники. На большее он не соглашался, и вообще ничего никогда не  требовал. Ну, стопочку водки разве что.

В общем, вспоминая все это, я вот что хочу сказать. Это нормально, что  нынешнее поколение постепенно теряет благоговейность и сакральный подход к истории. Также я считаю совершенно нормальным задавать вопросы на любые темы, при этом не всегда получая удобные и уютные ответы. Все со временем бледнеет, уходит на задний план, меркнет и забывается. Последняя война - не исключение. Ни к чему расковыривать постоянно одну и ту же болячку - это не даст гарантии, что она не вскочит где-то в другом месте.
Воевали обычные люди, волею судеб ставшие героями: кто-то  даже и с плохим характером и дурными привычками. Большинство этих людей предпочло бы заниматься совсем другим, нежели киснуть в окопах и подрываться на минах, но просто им тогда сильно не повезло. И не факт, что пацан с айфоном, который сегодня болтает разную чепуху,  завтра обязательно окажется трусом и предателем, и наоборот, пламенный защитник прошлого не забьется в щель при первой опасности.

Но мы, имею в виду мое поколение  -   пока еще из тех, для кого Великая Отечественная Война  продолжает иметь силу религиозной доктрины, на которую уже вряд ли повлияют какие-то разговоры, хоть будут и внимательно прослушаны  -  мы подобны тем верующим, которые после лекции по научному атеизму и наглядной демонстрации чудес, выходили из клуба перекрестившись и продолжали верить в то,  во что верили.

Надеюсь, что правильно донесла свою мысль.
С Днем Победы!
Subscribe
promo vare4ka70 august 19, 15:48 71
Buy for 20 tokens
Сезоны здесь считают астрономически, не календарно, поэтому лето заканчивается не первого сентября, а где-то в двадцатых его числах. Август - период отпусков, обязательных и желанных. К середине августа города пустеют - все перебираются в места отдыха, а кто вынужден остаться в городе, тем не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →