vare4ka70 (vare4ka70) wrote,
vare4ka70
vare4ka70

Categories:

Поездка в ГДР

В той же самой конторе, где раздавали путевки в Артек, моему папе удалось разжиться путевкой в ГДР, на так называемый Поезд дружбы, который на месяц отвез  в дружественную часть Германии лучших советских пионеров и комсомольцев, и меня в их числе.

Блатной контингент артековской делегации бледнел по сравнению с  гэдээровской группой - в нее входили отпрыски всех самых влиятельных лиц города и области, таких как директор  рембыттехники, директор  крупного магазина одежды, председатель колхоза, редактор газеты, обкомовская шишка, профсоюзный деятель и другие небожители. Справедливости ради надо сказать, что все они были симпатичны и хорошо воспитаны, и ничуть не заносились на предмет своего происхождения.

Также в группе присутствовало рекордное количество взрослых сопровождающих, тоже не из простых, разумеется.

Стоило это удовольствие кучу денег: сама путевка, внушительные взносы на "подарки немецким товарищам", другие подарки немецким товарищам, но уже по собственной инициативе, потому что несколько дней планировалось провести в немецких семьях, обязательные обновки для поездки за границу, деньги для обмена на немецкие марки, и что-то там еще, теперь уже не упомню.

Перед поездкой со всеми членами группы был проведен строгий инструктаж: в магазинах в обморок не падать, свою страну не хаять, не дразнить немецких товарищей фашистами, а во время еды всегда пользоваться ножом.

Было весело и интересно. Сначала в московском отеле Интурист, где я впервые подсмотрела витрины магазина "Березка" и первый раз осязаемо прочувствовала, что значит "несправедливость". Потом на поезде, пересекавшем границу в Бресте, с причудливым ритуалом смены колес. Потом в Польше, где на полустанках почему-то попрошайничали польские дети, а мы из окошек кидались в них консервами из сухого пайка и высокомерно смеялись.

Потом мы приехали в Берлин, и там было тоже очень интересно. Самое незабываемое впечатление -  первый завтрак в ресторане и подносы со всеми видами колбас, сосисок, сарделек: их можно было есть, сколько влезет.  Второе незабываемое впечатление - панки с зелеными ирокезами на берлинской площади, и неопрятная молодежь, залезшая ногами в фонтан. Третье незабываемое впечатление -  Браденбургские ворота, у которых нам довелось потоптаться, а также проехаться вдоль знаменитой Стены. Из-за Стены виднелись темные заброшенные здания Западного Берлина, которые смотрели на нас пустыми глазницами выбитых окон и как бы молчаливо жаловались "У нас так все плохо". А мы очень даже верили.

В Берлине, в Трептов-парке по случаю была организована гигантская пионерская линейка. На ней присутствовали мы, немецкие синегалстучные пионеры и много других людей. Мне поручили произнести торжественную речь и сходить возложить венок к памятнику солдату. Кто представляет себе памятник, знает, что в его пьедестале имеется вход в помещение. Я очень хотела попасть вовнутрь, потому что была уверена, что там находится что-то необычайно интересное, типа склепа с черепами или музея пыток. Но ничего подобного там не оказалось.

Затем нас повезли в пионерский лагерь в немецкий город-побратим. Лагерь был очень симпатичным. Деревянные домики, двухъярусные кровати, улыбчивые немцы и много разных видов деятельности: конкурсы, экскурсии, кружки, соревнования и даже вечерние дискотеки. Последние пользовались особым успехом у членов группы постарше. Парни комсомольского возраста с удовольствием обжимались по углам с немецкими подругами: злые языки говорили, что те позволяли себе гораздо больше, ввиду европейской раскрепощенности. Соотечественницы мрачно наблюдали за развитием событий и обещали отыграться по пересечении границы.

Затем нас послали на несколько дней в немецкие семьи. Это оказалось под стать лотерее: кому-то семьи попались зажиточные и щедрые, кому-то - наоборот. По возвращении из семей все начали вываливать на кровати подаренное барахло и хвастаться, либо же наоборот, сокрушаться. Кто-то сорвал приличный куш в лице новой обуви, курток и нескольких комплектов одежды. Кому-то пришлось довольствоваться ворохом ношеной одежды, что, в общем-то, было неплохо, потому что одежда была импортной. А кто-то получил только общение, теплый прием, и какой-то сувенир на память, и посему завистливо поглядывал на чужую добычу, и всячески пытался принизить ее ценность.

Естественно, во время этой поездки в моей голове родилось очень много вопросов. Например, почему в магазинах так много разных товаров? Почему в немецких квартирах так уютно? Почему немецкие домохозяйки пекут торты с ананасами и никто не удивляется присутствию на них ананасов? Почему у немецких пионеров есть двенадцати и даже двадцатипятицветные фломастеры, и они  запросто дают другим ими попользоваться? Почему после обеда они пьют жуткую травяную бурду, а то и просто воду? Почему, наконец, ножом пользуется только советская делегация, режа даже хлеб, а культурная немецкая нация ест руками?

Но это были вопросы к немецкой стороне. И к советской у меня тоже возникло несколько вопросов, не без этого. Один из них - почему во время многочисленных экскурсий в разные места немецким товарищам от нашей делегации в качестве подарка преподносились детские книжки о Ленине и пластмассовые желтые рыбы с подвижными глазами, которые не пользовались интересом даже в  детском саду? Неужели тех денег, которые мы сдавали на подарки, хватило только на это? И почему тогда сопровождающие лица на обратном пути тащили в три раза больше скарба? Если всем было разрешено поменять только по пятьдесят марок, почему на мои пятьдесят марок получилось так мало вещей, а на марки Людмилы Васильевны, зампредседателя облисполкома - два чемодана?

Но вопросы остались без ответов, зато домой я вернулась, полная впечатлений и подарков. У меня появились кроссовки, сандалии, переводные картинки, футболка с фотографией слона, которую мне, увы, не удалось поносить долго, потому что со временем изображение слона деформировалось за счет выросшей груди и папа сказал, что двугорбый слон выглядит нелепо. Приютившая меня семья, в свою очередь, разжилась наборами хохломы и игрушечным самоваром, а вот позолоченные чайные ложечки я предусмотрительно дарить не стала, а привезла назад домой.

Еще я купила разного канцелярского богатства в виде разноцветных ластиков, плоских карандашей, выпуклых наклеек с глазами. А заядлому картежнику дедуне - набор карт в кожаном футляре, которые у него потом немедленно украли.
Tags: ГДР, СССР, детство
Subscribe
promo vare4ka70 august 19, 15:48 71
Buy for 20 tokens
Сезоны здесь считают астрономически, не календарно, поэтому лето заканчивается не первого сентября, а где-то в двадцатых его числах. Август - период отпусков, обязательных и желанных. К середине августа города пустеют - все перебираются в места отдыха, а кто вынужден остаться в городе, тем не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →